Вход на сайт

Ликвидация Лжи
Воскресенье, 20.08.2017, 03:05
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Украина - Россия

Дело «Первого»

…И мальчики кровавые в глазах…

История имеет тенденцию повторяться. Используя заезженную формулировку, можно вспомнить о том, что в первый раз событие возникает в историческом континууме как трагедия, а во второй – как фарс, и в отношении предмета сегодняшней беседы это было бы вполне оправдано. Если бы не одно но: сегодняшний фарс вполне может обернуться очередной кровавой трагедией. А значит, смешного, по большому счёту, в нём ничего нет.

Историю «распятого мальчика из Славянска» можно не пересказывать – она на слуху даже спустя несколько месяцев после того, как этот халтурно сфабрикованный, говоря современным языком, «вброс» стал достоянием общественности.

К чести российского общества можно сказать, что здравый смысл всё-таки возобладал, и здоровый скептицизм, своевременно включившийся у большого числа потребителей информпродукта, выпускаемого государственным телеканалом, позволил избежать массовой истерики. Однако интересно другое: а как могли развиваться события, если бы люди массово поверили в то, что рассказали им представители государственного телеканала в час, когда у экранов собираются обыкновенные, среднестатистические семейные люди?

Естественная и живая реакция нормального человека на сообщение о неоправданной жестокости – возмущение и гнев. Если речь заходит о том, что в результате этого пострадало беззащитное существо, градус этих эмоций вырастает до запредельных величин. На фоне и без того постоянно подстёгиваемой антиукраинской истерики в российских СМИ, сообщение о зверском умерщвлении ребёнка могло привести к абсолютно неконтролируемым последствиям – и митинги с воплями «Путин, введи войска!» показались бы на их фоне абсолютно ничтожным явлением.

Хочу напомнить читателю события не столь далёкого прошлого – а именно начала прошлого века. Там, правда, имелся, в отличие от современного случая, реальный труп ребёнка – не такого, правда, маленького, как вымышленный младенец из Славянска (однако очевидно, что эмоциональный отклик на зверское убийство трёхлетки значительно выше, чем в случае, если речь идёт о подростке). Имел место и некий судебный процесс. Однако наиболее яркими последствиями «Дела Бейлиса», как известно, стали отнюдь не судебные решения.

Любая пропаганда, особенно в периоды военного противостояния (поскольку, как бы ни опровергалось это на словах, фактически сейчас Украина и Россия находятся в состоянии войны), использует методы, направленные на дегуманизацию противника в глазах общества. Однако подчеркну: среди мигрирующих в общественном сознании выколотых глаз, отрубленных рук и прочего традиционного набора ситуация с появлением на государственном канале материала о жестоком умерщвлении ребёнка (вкупе с отсутствием какого-либо опровержения после того, как лживость этого материала была доказана; с отсутствием каких бы то ни было извинений от руководства телеканала; наконец, с отсутствием признаков того, что авторы материалы были привлечены к какой-либо ответственности) стоит особняком.

Нет никакой гарантии, что прокремлёвские провокаторы не повторят подобный эксперимент – и вполне вероятно, что ими будут учтены ошибки и недоработки, допущенные при подготовке сюжета о распятом ребёнке. И вполне можно допустить, что следующий такой сюжет, исполненный более профессионально, достигнет своей цели и спровоцирует неконтролируемый рост ненависти, остановить поток которой будет, фактически, невозможно.

Напоследок отмечу, что архетипичный сюжет замученного невинного ребёнка имел ещё одно воплощение в ХХ веке – воплощение, которое в наши дни вспоминается особенно часто, и опять же – в связи с ситуацией, сложившейся в отношениях между Украиной и Россией. Историю пишут победители – и они получают все возможности для того, чтобы представить своего врага в наиболее отвратительном виде. Сюжет, о котором идёт речь, обычно подкрепляется большим количеством иллюстраций в виде фотографий, которые не могут не вызвать у здорового человека острой негативной реакции. Наибольшей популярностью пользуется снимок, на котором изображены маленькие мёртвые дети, примотанные колючей проволокой к столбу. На основании этого фотодокумента даже появился такой термин, как некие «веночки». И немалое удивление у потребителей информационного продукта вызывает сообщение о том, что фотография эта впервые была опубликована в 1929 году в психиатрическом журнале и изображает троих детей некоей Марианны Долинской, цыганки, умертвившей своих детей во время приступа психического заболевания. Кстати, колючей проволоки на снимке нет вообще. Это дефект изображения – надломы, возникшие в результате неаккуратного сгибания фотоснимка.

Я сейчас не берусь доказывать, что «Волынская резня» – лишь плод воображения советских пропагандистов. Безусловно, любая война сопровождается случаями избыточной жестокости, однако в памяти людей, как правило, остаются лишь те события, виновниками которых были представители проигравшей стороны – и события эти в общественном сознании (и тем более – в коллективном бессознательном) достигают зачастую колоссальных масштабов. Аналогичные же ситуации, виновниками которых были победители, как правило, из памяти стираются очень и очень быстро.

Речь сейчас идёт о другом. Сравните три эпизода сравнительно недавнего прошлого – начала ХХ века; его середины; наших дней. Сравните и подумайте, по каким причинам возникают подобные информпродукты, кому они выгодны и к чему, в конечном итоге, приводит их повторение на страницах истории.

Подумайте хорошенько, потому что никто не знает, когда российское телевидение решит распять очередного младенца.

Ликвидатор

Категория: Украина - Россия | Добавил: Ликвидатор (22.12.2014)
Просмотров: 927 | Рейтинг: 4.5/2
Всего комментариев: 0
avatar