Вход на сайт

Ликвидация Лжи
Воскресенье, 22.10.2017, 11:02
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Украина - Россия

В Бандерштадт с петербургским акцентом

Одно из наиболее устойчивых представлений россиян о том, что сейчас происходит в умах украинцев, – это представление об отрицательном отношении к русским и к русскому языку. Согласно бытующим легендам, наиболее опасно говорить по-русски в западных регионах, где, как известно каждому просвещённому российским телевидением человеку, проживают исключительно бандеровцы самого что ни на есть радикального толка. Ну что же – можно долго спорить о том, какова ситуация на самом деле, а можно проверить. Итак, вооружившись диктофоном и правилом «говорить только по-русски» (причём с идеальным, отточенным пятилетним проживанием в российской северной столице петербургским произношением), я отправляюсь в сердце Западной Украины, в город Львов. Не ставлю себе определённой цели, не ищу доказательств или опровержений – просто хочу поговорить с обычными людьми, узнать, что они думают и как воспринимают происходящее в Украине.

 

***

Разговор в поезде. Юлия.

– Мне всего 16 лет, – рассказывает попутчица, – я сейчас живу в Москве, на каникулы приехала в Украину к своему молодому человеку. Я из Краматорска. Очень многие события застала и пережила. Когда начался Майдан, мнения людей разделились – какая-то часть поддержала его, какая-то – «Беркут». И те, что поддержали «Беркут», откуда-то берут идею ДНР. Откуда – это было неизвестно. Они активно звали войска, непонятно – зачем, и в итоге войска пришли. Теперь жалуются, что украинские военные пришли в них стрелять, хотя события, которые я застала, не подтверждают того, что украинские военные кого-то обижают. Не знаю, как в Луганске и Донецке, но в Краматорске «ополченцы» ограбили много магазинов, изнасиловали женщину, было много убийств, были пленные в исполкоме, который стал штабом ДНР. И, собственно, получилось так, что, несмотря на свой юный возраст даже я побывала в плену.

– Как так вышло? – спрашиваю я.

– Мы с моим молодым человеком понимали, что назревает конфликт или даже война, что эти люди – не только пьяненькие рабочие из цехов, которые решили уйти в Россию, что всё гораздо серьёзнее. Особенно когда пришли дяди с автоматами… Причём все автоматы у них были абсолютно одинаковые, АК-100. Все они были в одинаковой форме, но без опознавательных знаков. Были и добровольцы – в обычном охотничьем камуфляже и каких-то касках. То есть была поддержка со стороны местного населения, но участвовала и какая-то посторонняя военная сила. К ним присоединились казаки, не знаю точно – донские или нет, и очень быстро продалась этим боевикам милиция: нацепили георгиевские ленточки и сдали всё своё табельное оружие. В городе практически наступил беспредел. Мой друг, учитель истории, собирает редкое оружие. Его квартиру обчистили. Ограбили и все немногочисленные оружейные магазины в городе.

– А в плен-то как попала?

– Мы с моим молодым человеком пошли смотреть, что происходит в городе. Мы были только там, где открытый вход, где мы имели право находиться. Фотографировали события – с крыши с видом на Краматорский аэропорт военную технику и следы упавших вертолётов, потом поехали на другой конец города, фотографировали блокпост ДНР. Куча покрышек, сидят пьяненькие товарищи, и есть ещё пара вооружённых людей в балаклавах. Потом поехали в центр города к штабу ДНР. Посмотрели на всё это… В основном там собирались люди, которые работают на местных предприятиях, возле исполкома было очень много краденых машин: друзья ставили машины у себя во дворе, а потом они находились у исполкома. Часто бывало так, что человеку говорят: «На нужды ДНР вы должны сдать свою машину».

Ну вот, мы подошли к этому штабу, сфотографировали события с открытой точки, но нас перехватила группа вооружённых людей, взяла в кольцо, отвели к исполкому, забрали вещи, стали угрожать, что отведут в исполком и двое суток отпускать не будут – и это несмотря на то, что мы школьники, что мы показали свои учебники за 10-й класс. Обыскали моего парня очень тщательно, хотели забрать вещи, а я стала играть на публику – говорить, что они даже не правоохранительные органы, не могут меня задерживать и трогать мои вещи. Было страшно, но вокруг было много народу – рабочие, бабушки, люди, которые мысленно ещё в СССР. А ведь одной из идей ДНР было возрождение тех ценностей и – «вперёд, вместе с Россией!». Я начала кричать на боевика, который меня задержал, что я боюсь, что я школьница, расплакалась, в итоге нам просто повезло, какие-то люди нас отвели от этих боевиков. И ещё, уже потом, когда я уехала, задержали семью моего парня, вломились вооружённые люди с автоматами, вынесли полквартиры, сильно избили его отца.

– Что случилось потом с этой семьёй?

– Сейчас у них всё хорошо, они уехали. А мой родной город сейчас – прифронтовая зона. Поддерживающих идеи сепаратизма много, хотя когда все увидели, к чему это привело, многие одумались или хотя бы перешли на более нейтральные взгляды. Пропаганда действует на людей малообразованных или с неустойчивой психикой. Если перед ними стоит вооружённый ополченец, они считают его защитником. А если идёт подросток с ленточкой цветов украинского флага, то он для них – нацист, фашист, бандеровец.

– Откуда пошло такое восприятие?

– Честно говоря, мне кажется, что это навязанный стереотип. Если затрагивать тему бандеровцев, то настоящих бандеровцев не существует уже много десятилетий! А по поводу того, что кто-то кричал лозунги, то мало ли, кто что кричал. У каждого человека своё мнение, но это не значит, что все такие – это во-первых. Во-вторых, я вообще не вижу связи. Модно называть сторонников проукраинской позиции фашистами, нацистами, говорить, что нацгвардия пришла убивать, да что там – до сих пор бытует миф, что бандеровцы ели детей. Серьёзно.

– Насколько я вижу, в последний год этот, скажем так, бандеровский миф овладел умами россиян со страшной силой, – говорю я моей попутчице. – Интересно разобраться, как это произошло…

– Вот если говорить про Донбасс, не скажу ничего плохого про него, но это промышленный регион, там много предприятий, соответственно, много рабочих. Контингент немного не тот, что в Центральной и Западной Украине. Много криминала, не зря же Янукович с двумя судимостями стал президентом, будучи выходцем оттуда. А что касается бандеровцев, они же защищали только свою землю на западе Украины, были и против Советского Союза, и против нацистов. Бандера сидел в немецком концлагере, он был идейным лидером, но в войне-то не участвовал.

– И всё-таки как сейчас воспринимается роль этого человека?

– У всех разные мнения. Кто-то воспринимает его как героя, кто-то нейтрально относится. В принципе, не было в его идеологии ничего такого… Люби и защищай свою землю, свою семью, вот и всё – нет там агрессии.

– Что же нужно сейчас нам всем, чтобы наступил, наконец, мир?

– Мир… Во-первых, нужно перестать верить стереотипам, выключить телевизор, думать своей головой – чему можно верить, а чему нельзя, думать, куда ты отправляешь своих детей. Думать надо, когда зовёшь в свой дом войну, когда говоришь: «Введите войска!», думать надо, что из этого выйдет. Да просто общаться между собой россиянам и украинцам, просто разговаривать…

***

Ранним утром я приезжаю во Львов. На фоне ясного неба чётко выделяются готические шпили, под ногами брусчатка – це Європа! Город только просыпается, и я не спеша бреду к центру, смотрю по сторонам – на людей, на дома, на вывешенные, согласно уже устоявшейся в Украине традиции, на балконах флаги (удивительно, но в Киеве их больше – это первое, второе – вопреки ожиданиям, чёрно-красных флагов УПА я не вижу). Названия улиц иногда попадаются своеобразные – к примеру, улица Джохара Дудаева. Листаю атлас, и взгляд останавливается на метке – памятник героям-ликвидаторам аварии на ЧАЭС. Могу же я захотеть сфотографировать такой памятник, правда?

Оказывается, он находится на территории Львовского государственного университета безопасности жизнедеятельности МЧС Украины. Режимный объект. Ну что же, для начала моего исследования место ничуть не хуже любого другого. Подхожу к проходной и завожу разговор – как и планировалось, на чистейшем русском языке.

Через 15 минут уже стою перед памятником. Он создан на деньги, собранные сотрудниками института, открыт 26 апреля 2011 года, в годовщину аварии.

Никаких документов мне предъявлять не пришлось. Никаких претензий к моему произношению не возникло. Просто и по-человечески – взяли и пропустили к памятнику, посвящённому людям, которые бок о бок – русские, украинцы, многие другие – защитили мир от радиационной беды.

***

На улицах Львова, а точнее, в историческом его центре, много сувенирных лавочек – как и в любом городе с богатой историей. Стандартный набор магнитов, брелков, футболок с изображениями исторических зданий соседствует с весьма своеобразными. Здесь и коврики для ног, на которых изображён портрет человека, похожего на президента России, и футболки с сокращёнными, но вполне понятными ёмкими фразочками, относящимися к нему же, и многочисленные сувениры с украинской символикой. Впрочем, такого рода продукции достаточно и в других городах Украины. А вот и чисто львовские сувениры – в чёрно-красных тонах, с символикой УПА, портретами Степана Бандеры и его сподвижников. Разговариваю с продавцами – говорят, всю продукцию охотно берут туристы, в том числе и из России (их, как ни странно, и в это непростое время приезжает во Львов немало).

Не спеша гуляю по красивому старинному городу. Время идёт, но все мои старания найти хоть кого-то, кто проявил бы мало-мальски негативное отношение к тому, как я разговариваю, пропадают впустую. Не бродят по улицам Львова злобные бандеровцы, не режут носителей великого и могучего. Значит, пора прибегнуть к радикальным мерам.

Есть в самом центре Львова одно тайное заведение. Точнее, как тайное? О его существовании известно всем, кто хоть как-то интересуется – просто с туристической точки зрения – тематикой УПА. Это кафе «Криївка», интерьер которого изображает бандеровский схрон. Никаких вывесок, адрес нужно знать заранее, как и пароль – а иначе стоящий на входе с древним автоматом «бандеровец» не пропустит. Даже дверь не откроет. Сделав глубокий вдох, заговариваю с ним по-русски – после обмена паролем и ответом, впрочем. Автоматчик открывает дверь и, испытующе глядя мне в глаза, наливает из фляжки небольшую чарочку. Опрокидываю. Он одобрительно кивает и пропускает меня к лестнице, ведущей куда-то вниз…

…Не буду подробно рассказывать о том плотном и удивительно вкусном обеде, я же не пишу очерк о прелестях туризма в Западной Украине. Возвращаясь к теме, отмечу: за время пребывания в этом славном заведении один раз всё-таки моё произношение вызвало не то что негативную реакцию, но… Короче говоря, официант строго поправил меня, поскольку пенный напиток во Львове абсолютно невозможно называть москальским словом «пиво», когда есть благородное украинское слово «пиво» (разница постигается исключительно на слух).

***

Разговор в кафе «Криївка». Владимир и Елена.

– На самом деле, никакой вражды нет! – мой собеседник приехал из Запорожья. – Нет вражды между украинцами и русскими. Всех приглашаем в Киев, во Львов, все любят друг друга, и между славянами никогда никакие олигархи, ни украинское руководство, ни российское правительство не создаст вражды. На самом деле, мы любим россиян, и…

– Много родственников, друзей, знакомых! – перебивает его спутница. – В июне я окрестила дочку подружки в России. Как можно ссорить народы?

– Вот мы прямо в сердце Бандеровщины, во Львове, – с улыбкой произносит мужчина. – Вы видели хоть где-то вражду? Вот мы сейчас с вами говорим по-русски в самом бандеровском кафе…

– Просто всё надо воспринимать адекватно, – женщина становится очень серьёзной. – Мы из Запорожья. Конечно, у нас там сейчас тяжело. Безработица началась. Но все мы против войны. Всё, что угодно, кроме войны!

– Есть отдельные люди, которые пытаются создать между нами границы…

– Которым это выгодно, которые владеют большим капиталом, – наперебой говорят мои собеседники, не вдаваясь, впрочем, в политические темы – их гораздо больше интересуют путешествия и мирные, добрые отношения с россиянами, которым они передают:

– Приезжайте смело, не бойтесь, и вам будут рады!

***

Не без труда расставшись с бандеровским гостеприимством, немного нетвёрдой походкой направляюсь, сверившись с атласом, в сторону вокзала. Маршрут проложен верно: по улице Степана Бандеры. Напротив того места, где от неё вбок отходит улица Героев УПА, стоит памятник, посвящённый этому человеку. Подхожу ближе. На небольшой площади перед памятником разносится смех, шум, гвалт… Здесь множество женщин, гуляющих с детьми. И я думаю: что эти мамы могут сказать мамам российским? Подхожу к двоим женщинам, сидящим на лавочке.

Они нашли, что сказать человеку, говорящему с ними по-русски, хотя сами говорили на украинском языке (я привожу перевод).

***

Разговор возле памятника Степану Бандере. Оксана и Наталья.

– Что в Крыму творится! У меня свёкор и свекровь в Крыму. У людей отбирают бизнес, забрали магазин и землю – на финансирование «ополченцев» в Луганске и Донецке.

– Как же такое стало возможным? – спрашиваю я. А дальше говорят наперебой мои собеседницы:

– Там всё под дулами пистолетов. И свёкор со свекровью, и родная тётя у меня там живёт. Забрали всё!

– Знаете, про нас говорят, что мы бандеровцы. Так вот, мы не бандеровцы, мы нормальные люди, и все мы – россияне и украинцы – все мы родные люди, потому что мы все говорим на каком языке? На… славянском!

– Как мы сейчас тут и разговариваем, у памятника Бандере. Он боролся ведь за что – за независимость нашей несчастной Украины, которую все кусали – и немцы, и поляки, а теперь хотят укусить россияне… Нет, не так! Не россияне, а Путин.

– Мне тоже нравится российский народ, только не нравится, когда говорят, будто у нас глаза салом заросли. Русские-то тоже любят сало!

– Жалко, что они верят телеканалам и сайтам. Вот соцсети российские есть хорошие. Там на нас выливается всякая грязь, но мы всё равно ими пользуемся. И вот один мне пишет: «Вы что там, правда все фашисты, или так – погулять вышли?». А я ему, конечно, отвечаю: «Погулять вышли!». Разговорились. Он всё про неофашистов, а я ему – ну чего вы к нам прицепились? Живите себе счастливо в России, зачем вы к нам-то цепляетесь? Мы что, кому-то зла желаем? Мы здесь, на Западной Украине, религиозные люди, мы ходим в церковь, молимся за весь народ – не только за наших солдат, за нашу Украину. Мы молимся за всех людей, чтобы не умирали просто так – россияне ведь тоже умирают просто так!

– И наших солдат хотя бы хоронят с почестями, как полагается. А как хоронят российских солдат? Яма, трактор, и до свидания? Я очень надеюсь, что российские матери очнутся, когда увидят, что их дети не возвращаются назад. Они же даже не могут им позвонить. А ведь это такие же дети, как и наши.

– Мы видели «Марши мира», которые проходят в России. Есть же нормальные люди! Я не сторонница радикальных взглядов, но не хочу, чтобы, например, вернулся коммунистический режим...

– Вообще мы просто не хотим, чтобы к нам кто-то лез. Мы никого не трогаем, и не надо нас трогать. У меня на работе много тех, кто разговаривает по-русски, никто не предъявляет им претензий из-за этого.

– Мне жалко этих переселенцев, беженцев из Донбасса, но они же сами кричали: «Спаси нас, Россия!». Хотя на митингах они за деньги кричали... А в Крыму люди просто боятся.

– Так что мы не бандеровцы. Мы нормальные люди, которые ходят в церковь, молятся за весь свет. Я не очень богомольная, но сейчас каждый вечер молюсь за то, чтобы мир жил. Потому что я боюсь третей мировой войны…

– Спасибо вам, что приехали сюда, на Бандеровщину, разговариваете здесь по-русски и хотите изменить представление о нас у простых россиян. Здоровья им всем, счастья, желаю, чтобы всё было хорошо и чтобы они себя чувствовали свободными в своей стране.

– Любим всех! И желаем, чтобы наши дети, наши солдаты ни с той, ни с другой стороны не умирали.

– И удачи нам всем! – подвожу итог разговору я.

***

Я специально практически не комментирую слова моих случайных собеседников – тех, кто встретился мне в тот день. Они не нуждаются в комментариях.

 

Ликвидатор

Категория: Украина - Россия | Добавил: Ликвидатор (05.11.2014)
Просмотров: 481 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
avatar
1
ну да...16-летняя девочка именно таким языком и изъясняется... и в крыму... ну да... ну все-все отняли...
avatar
0
2
Вы хотите обвинить меня во лжи? smile Да, 16-летняя девочка, которая излагает свои мысли стройно и складно, встречается в природе реже, нежели стандартная дурочка. Тем не менее, её слова приведены дословно.
avatar